Наши люди

От лошадок из глины до конного клуба: молодая учительница Мошковского района рассказала о своём увлечении конным спортом

Кратко

Дубровино, лето. К лесхозному магазину подъехал всадник. Он лихо спрыгнул с лошади и привязал ее к лиственнице. Девочка лет пяти в восторге подбежала к этой паре… «Ну, что, прокатить тебя?», – спросил ее мужчина. «Угу», – ответила девчушка с улыбкой. […]

Дубровино, лето. К лесхозному магазину подъехал всадник. Он лихо спрыгнул с лошади и привязал ее к лиственнице. Девочка лет пяти в восторге подбежала к этой паре… «Ну, что, прокатить тебя?», – спросил ее мужчина. «Угу», – ответила девчушка с улыбкой. Он посадил её в седло и повёл лошадь на поводу.

…Сейчас эта девочка и сама прочно сидит в седле, а в кармане всегда носит рафинированный сахар:

– В конном клубе сегодня Магия ко мне подлизывалась, будто говорила: «Ну, дай сахарок, я же знаю, что у тебя есть». Когда вокруг много лошадей, то лучше угостить всех или не доставать сахар вовсе.

О своей любви к лошадям и конном спорте рассказала Ксения Барц.

Первая Мая

– Я полюбила лошадей с той самой поездки в Дубровино. Первую лошадку звали Майей, у неё гнедой окрас и белая полоса на мордочке. Я прокатилась на ней всего лишь до поворота, но этого хватило для полного счастья.

Потом я везде старалась быть ближе к лошадям. В зоопарке ездила на них, но старалась не подходить к леваде. Это такое место, где лошадка может гулять сама по себе. В это время она не рассчитывает на общение с незнакомцами и может навредить. Запряжённые кони гораздо спокойнее.

Потом я начала рисовать лошадей. А, когда познакомилась с Людмилой Даниловной Левиной, то научилась лепить в форме лошадей свистульки и статуэтки из глины. К рисункам я вернулась, когда открыла для себя акварельные карандаши.

Я хотела больше общаться с лошадьми, уметь их запрягать и стать наездницей. Начала заниматься в одном из конных клубов Новосибирска, где каталась на Дольче-Вите, светло-серой кобылке. У неё были такие красивые глаза! С розовым контуром вокруг. Но через полгода из этого клуба убрали группу для взрослых, и я не смогла продолжить занятия. Мне было 19 лет.

«Что она их только гладит…»

– По лошадям я скучала страшно. Заглядывалась на них в Дубровино и грустила, что не могу покататься. У нас в селе ферму с табуном лошадей держал Олег Чернышов.

Однажды мы с папой гуляли, и дядя Олег ему сказал: «Да, что она только гладит их ходит, пусть уже в седло запрыгивает!». Но папа не разрешил. Он переживал за меня: боялся. Но потом папа понял, как мне этого не хватает, и дал добро.

На радостях я стала искать себе седло и уже на следующий день уехала за ним. Самый бюджетный и универсальный вариант – кавалерийское. Весит оно почти 10 килограммов, вдогонку к нему я прихватила ещё ремни и потники из войлока. Я снова вернулась к лошадям.

Майчик

– Мою любимицу звали Майей. Как ту, с которой я познакомилась в детстве. Но свою светло-серую кобылку я называла просто Майкой, Майчонком, Майчиком. У неё был такой очаровательный носик: серый, а посередине розовый континентик нарисован.

Майка была толстой, потому что долго не ездила под седлом. Во время тренировок она сначала сильно потела. Вся мокрая, кряхтит. Мы с ней начинали с шага, а потом я постепенно приучила её к «рыси» и даже перешла на «галоп».

Мы катались с Майкой до фермы, которая находится недалеко от Обского. Девочка сначала ленилась: могла резко развернуться и рысью побежать назад. Но потом Майка привыкла к долгим прогулкам.

Когда она носила жеребёнка, то мы перед её родами месяца два не катались. Я только гладить её приходила.

Мальчик у Майки родился красивый, имя ему дали подходящее – Соколок. Его масть называется игриневой: сам он пепельно-коричневый, а грива – белая. Пугливый был, неручной.

Умные животные

– Меня все дубровинские лошади знали. Когда мы с мамой гуляли и проходили мимо конюшни, то они издалека меня узнавали и бежали навстречу. А если им издалека что-то крикнуть, они сразу заржут тебе в ответ. Лошади – умные животные.

В Дубровино я покаталась полтора года. Потом дядя Олег умер, и лошади остались без любящего хозяина. У нас в селе многие любили эту ферму: приходили погладить мягкие конские носики, угощали лошадок сахаром и морковкой.

Клуб

– После годовалого перерыва я пришла в Новосибирский конный клуб. Познакомилась здесь с Анжеликой Бородулиной, моим тренером. Сначала у меня были разные тренеры, но потом за мной закрепили её.

В клубе заметили, что я странно сижу в седле: коленками лошадь не придерживаю. Я же самоучка по большей части. Это сейчас у меня нога в стремянах как надо стоит, и я коленями лошадь придерживаю. А раньше у меня ноги болтались. Небезопасно это, когда сцепления с лошадью не имеешь.

После четырёх индивидуальных занятий в клубе я показала, на что способна, и меня пригласили в группу. Там я познакомилась с другими наездниками.

Сначала мне как новичку давали спокойных лошадей. Бывают лошади спокойные, но с характером: они умеют придуриваться. «Ой, я хромаю. Ой, я умираю». Ночка, например, то спокойная, то норовистая: как начнёт тягать! Разгоняется со мной и носится по манежу.

Любимица у меня – Магия. Обычно она вытягивает шею и едет довольная, будто гнёт свою линию. Показывает, что она главная. А когда договариваешься с ней, то она поддаётся и красиво сгибает шею. Я полюбила её ещё больше, когда заметила это.

Ещё есть Блеск – чудесный конь, его я тоже люблю. Это гнедой жеребчик с чёрной гривкой. Мы с ним научились проходить брусья: это когда два препятствия стоят рядом, чтобы прыжок получился длиннее.

«Ну, ты и ухитрилась»

– Перед своим первым соревнованием в конном клубе я очень волновалась. Сначала волнение было просто лютым, а потом я отпустила ситуацию: будь что будет. Я думала, что ничего толкового из моей первой пробы не выйдет. Было немного паники, а на соревнованиях важно сосредоточиться.

Потом ко мне подошли подруга и муж: «Ну, ты и ухитрилась, Ксюш. Поздравляем, беги смотреть результаты». А я не понимала, с чем поздравляют-то. Хоп – я на первом месте! Радости было столько, что словами не передать.

Вторые соревнования были в июле. Заняла второе место!

Дома

– Я работаю учителем математики в Дубровинской школе и учусь на магистратуре. Из-за работы и учёбы у меня получается приезжать в конный клуб только раз в неделю. Если можно позаниматься больше, то я всегда очень этому радуюсь. Лошади приносят мне много положительных эмоций, и я хочу, чтобы они всегда были здоровыми, окруженными лаской и заботой.

Дарья Серикова

Фото из архива Ксении Барц